Горный мир Кубани - страница 8

это бурный поток, срывающий мосты и уносящий вековые деревья.

Интересно сопоставить и такие цифры. В Шапсугское водохранилище, объем которого 150 млн. м3, Афипс вносит ежегодно около 130 млн. м3 воды (и примерно 50 тыс. т наносов).

Минерализация афипских вод изменяется вдоль течения от средней до повышенной (300—600 мг/л), причем по весу преобладают гидрокарбонатные и сульфатные ионы, а также ионы кальция.

В бассейне Афипса имеются минеральные источники. Наиболее известные из них — Запорожские в ущелье реки Убин, в 13 км к югу от станицы Убинской. Здесь насчитывается 14 выходов соляных и соляно-щелочных вод преимущественно типа ессентуки (а один из них — № 4 — типа боржоми) с различной степенью минерализации (от 630 до 5660 мг/л). От источников Ессентуки Запорожские источники отличаются отсутствием углекислоты, что явилось бы преимуществом в случаях лечения больных с повышенной кислотностью. Некоторые из Запорожских источников содержат большое количество борной кислоты и железа (59 мг/л) и имеют значительную радиоактивность (до 25 единиц Махе).

Обнаруженные близ источников остатки древних срубов свидетельствуют о том, что Запорожские источники использовались для лечебных целей очень давно.

Специальные обследования и разведочное бурение Запорожской группы источников экспедицией Центрального Пятигорского бальнеологического института и Краснодарской комплексной геологической экспедиции показали их большую целебную ценность.

Другим богатством горной части бассейна Афипса является его растительный мир. Невысокие горные массивы, рассеченные долинами Афипса и его притоков, сплошь покрыты дремучим лесом, главным образом дубовым, и лишь небольшие участки хребтов, поднимаясь над границей леса, покрыты лугами (вершины Собер-Оашх, Лысая, Афипс, участок главного водораздела по обе стороны Афипского перевала). Травянистый покров этих лугов, а также лесных полян и речных долин представлен дикой мятой, белладонной, шалфеем, чебрецом, хвощом, полынью, диким анисом, ландышем, валерианой, лютиком, черным пасленом. На высотах 600—700 м подлеском нередко служит азалия (понтийский рододендрон). Поздней весной ее желтые цветы источают резкий дурманящий запах, и путник, пересекший участок леса с азалиевым подлеском шириной 200—300 м (типичные размеры для массивов азалии), рискует оказаться с головной болью. На узких скалистых гребнях, например на Папае — участке главного водораздела, отделяющем верховья рек Убина и Хабля от бассейна Пшады, распространено еще более коварное растение — ясенец кавказский. Испарения эфирных масел, особенно выделяемых им в первой половине лета и в утренние часы, вызывают сильные ожоги, начинающиеся с волдырей, иногда достигающих размера небольшой сливы. След от этих ожогов обычно исчезает через несколько недель, но в иных случаях сохраняется на годы. На этих же гребнях весной над отвесными белыми склонами на мохнатеньких стебельках, гордо изогнутых в сторону пропасти, алеют лепестки горицвета.

В долинах рек дубовые леса переплетаются с кленами, ясенями, чинарами. Много заброшенных садов, напоминающих о местах поселений горцев. Здесь растут одичавшие сливы, огромные яблони и грушевые деревья. В таких местах особенно приятно бывать в апреле, когда деревья цветут: кажется, что вдоль всей долины клубятся круглые белые, зеленовато-белые и розовые облака, переплетаясь друг с другом.

Вырубленные участки склонов через четыре-пять лет покрываются так называемыми хмеречами — густыми, труднопроходимыми зарослями. Колючие кусты терна, шиповника, держидерева, ежевики, боярышника, пушистого дубняка переплетены лианами ломоноса, хмеля, колючего павоя, плюща, обвойника, дикого винограда и ожины.

Осенью, когда деревья в лесу сбросят свою листву, на обнаженных кронах некоторых из них привлекают внимание темно-зеленые шары, которые особенно часто встречаются на плодовых деревьях и тополях. Это кусты омелы, очень густо разветвленные, с темно-зелеными кожистыми зимующими листьями. Самые большие из них достигают метра в диаметре. Еще эффектнее, чем осенью, выглядят они в зимний мороз, на белом фоне снега и заиндевевших ветвей.

Омела—очень интересное растение, оно не имеет корней и добывает себе воду и питательные минеральные вещества с помощью особых высасывающих присосок, проникающих через кору «эксплуатируемого»- дерева, вплоть до его древесины..

Семена его распространяют птицы, перенося с дерева на дерево сочные ягоды омелы с клейкой мякотью. Отсюда народное название омелы — птичий клей (называют ее также вихоревым гнездом).

Для человека плоды омелы ядовиты, но листья и молодые веточки содержат целую гамму ценных веществ: крахмал, сахар, камедь, минеральные соли, смолистые и дубильные вещества, олеиновую и ряд других кислот. Уже в древние времена омела применялась для лечения эпилепсии, нервных заболеваний, колик, кровотечений. Нынешняя медицина использует это растение для лечения гипертонической болезни на ранних ее стадиях. Густой экстракт из листьев омелы назван ее именем: омелен.

Листья и молодые веточки омелы собирают поздней осенью и зимой и высушивают в теплых помещениях с хорошей вентиляцией.

Интересный факт: шотландские моряки считают, что омела приносит счастье, и привязывают ее к носу кораблей..

В самых отдаленных хуторах, забравшихся в глубь глухих ущелий, можно увидеть сложенные на крышах небольшие, невзрачные корешки, напоминающие скрюченную фигурку спящего уродца. Свойства мандрагоры были известны горцам, которые настаивали корень на вине и применяли в качестве неядовитого тонизирующего и возбуждающего средства.

Это ценное лекарственное растение произрастает почти повсюду в горных лесах Краснодарского края (помимо нашего края в пределах СССР мандрагора встречается лишь в Туркмении, да и то в единичных экземплярах). Местные жители заготавливают его для нужд медицинской промышленности.

Не менее замечательны распространенные в бассейне Афипса ятрышники, несколько видов которых (в числе 72 кавказских растений) занесены в Красную книгу. На их основе также приготовляются тонизирующие препараты.

В некоторых местах горные склоны снизу доверху поросли кизиловыми рощами. В урожайные годы ветви невысоких кизиловых деревьев густо покрыты темно-красными плодами, красиво оттененными желтеющей листвой.

В лесах множество шакалов, лисиц, медведей, диких коз, косуль. Увеличению их поголовья в большой мере способствуют созданные здесь заказники, например заказник в долине Красного ручья, живописнейшего притока Афипса. Очень много диких кабанов, которые находят здесь обильный корм: фрукты, желуди, каштаны, орехи. Поедая алычу и сливы, кабаны аккуратно разгрызают косточки и выбирают ядра. Особенно любят эти животные земляных червей и корпи некоторых трав и деревьев. К осени кабаны сильно жиреют, становятся малоподвижными и нечуткими к приближению человека (нередко туристские группы на марше буквально наталкиваются на них). К сожалению, еще нередки случаи, когда кабаны в любое время года становятся жертвой браконьеров.

В бассейне Афипса немало уникальных памятников природы. Правые притоки Шебша берут начало на склонах хребта Пшаф. Здесь замечательны чрезвычайно узкие ущелья, пропиленные водой в песчаниках. Их длина и высота исчисляются в десятках метров, а ширина... не более метра. Популярное Дантово ущелье в хребте Котх, расположенное в пределах горячеключевского парка, аналогично этим каньонам, но не идет с ними ни в какое сравнение — оно гораздо шире.

Интересен скальный ансамбль Желтые Монастыри в Дацкаловой щели (бассейн Шебша). Здесь возвышаются шпилевидные обелиски, причудливые творения воды и ветра, изваянные этими архитекторами из мягкой породы, «инкрустированной» булыжниками. В лабиринте нагромождений валунов и скал зияют воронки, иногда настолько извилистые и глубокие, что в них в отдельные годы до июня сохраняется снег.

В долинах рек встречаются следы древних поселений. Это — срубы у минеральных источников, сыродутные горны-ямы с сильно обожженными стенами и кусками спекшегося шлака медной руды.

Экспедиция 1892 года, целью которой была регистрация всех кубанских дольменов, отмечает девять дольменов в бассейне реки Убин, разбросанных неподалеку от вершины Собер-Оашх. В последние же десятилетия, хотя эти места наиболее интенсивно посещаются экскурсантами и туристами из Краснодара, расположенного всего в 50 км отсюда, о судьбе дольменов ничего не было известно. И только в 1973 году группа туристов из Кубанского сельскохозяйственного института, возглавляемая доцентом В. С. Лихачевым, обнаружила один дольмен в дремучем лесу напротив места впадения ручья Красного (не путать с притоком Афипса!) в Убин, где был поставлен охранительный аншлаг.

Долины рек афинского бассейна — самого Афипса, а также Убина, Шебша и Безепса — это полнокровные артерии туризма выходного дня. Вереницы людей с рюкзаками устремляются вверх по Афипсу — к урочищу Золотые Камни близ поселка Планческая Щель, на вершину горы Крепость, увенчанную каменной короной, в ущелье Красного ручья (приток Афипса), изобилующее гигантскими валунами, водопадами н «ваннами», и, конечно, на Большой Афипс, вершина которого является замечательной панорамной точкой. Долина Убина ведет любознательных путешественников к вершинам Собер-Оашх, Папай, Убин-Су (на ее южных склонах берет начало эта река) и Пшада. На противоположном склоне этой последней вершины расположены знаменитые Пшадские водопады. По Шебшу туристы идут к традиционной поляне слетов у подножия хребта Пшаф близ станицы Ставропольской, к ансамблю скал Желтые Монастыри и на вершину горы Лысой, украшенной чудовищными скальными сбросами. По Безепсу ведут иные варианты путей на ту же Лысую, Крепость, а также на вершину Бараний Рог.

Особенно популярен у туристов расположенный в полусотне километров от Краснодара Собер-Оашх (732 м). На огромных полянах срезанной верхушки горы Собер-Оашх в зимнее /время в течение двух с половиной месяцев лежит снег — неслыханная роскошь для окрестностей Краснодара, города, отличающегося короткой, малоснежной зимой. Поэтому Собер-Оашх с каждым годом привлекает к себе все больше любителей зимних видов отдыха — лыжных походов и горно-лыжного спорта. На вершине Собер-Оашха энтузиасты этих видов отдыха из отряда Краснодарской гражданской авиации своими руками возвели альпийскую хижину, рассчитанную на 25 человек. А у его подножия любителями зимнего туризма из Краснодарского Гипродревпрома выстроена турбаза.

Кандидат биологических наук лесничий Анатолий Васильевич Верещагин, который не один десяток лет живет и работает в доме у самого подножия Собер-Оашха в начале тропы, ведущей к этой вершине, характеризует ежегодное увеличение числа людей с рюкзаками, проходящих мимо окон лесничества, как соответствующее экспоненциальному закону (математическая функция, очень быстро растущая в положительной области своего определения). Это не может не радовать (хорошо известно, что сила спорта — в его массовости), но вместе с тем внушает очень серьезные опасения. Дело вот в чем. Даже если исходить из оптимистической гипотезы о том, что самый ничтожный процент этой массы людей чуждается бережного отношения к природе, нетрудно представить себе следы, оставляемые путешественниками на ее лоне: бесчисленные молодые деревца, срубленные на колышки для палаток и рогатки для кострищ, захламленные бивачные площадки близ озер и водопадов, груды ржавых консервных банок на перевалах, папиросные коробки... Представьте себе, что, преодолев ряд трудных перевалов, вы впервые в жизни оказались на берегу высокогорного озера, в пронзительную синеву которого смотрятся снежные пики. Никогда не подозревали вы прежде, что вода может быть столь прозрачной. Но вот взгляд ваш, рассекая глубины, скользит по дну озера к самой кромке берега: здесь под слоем той же чистой прозрачной воды с беспощадной отчетливостью вырисовываются консервные банки....

Еще более грустно видеть, когда уникальные памятники природы уродуются сознательно. Квадратные метры стен, испещренные бесчисленными именами, фамилиями и названиями городов, выглядят как стенды, демонстрирующие человеческое тщеславие. В некоторых кантонах Швейцарии у памятников природы, могущих подвергнуться подобной участи, специально для любителей этой формы самоутверждения ставят большую плиту. Когда ее поверхность оказывается полностью изрезанной, ее убирают (как ведро с кухонными отбросами) и заменяют новой. Этот способ недвусмысленно выражает отношение К настенной графомании и, конечно, способствует сохранению памятников, но вместе с тем он заключает в себе признание «идеи» об извечности «дурных инстинктов» человеческой природы, а поэтому вряд ли подходит для нашего, социалистического общества. Не «инициалоотводы», а упорная и талантливая разъяснительная работа должна нам помочь сберечь уникальные и рядовые объекты природы..

Беспощадно истребляются сталактиты и сталагмиты в «бесхозных» сталактитовых пещерах. Практически невозможно отыскать в Фанагорийской пещере эти образования в форме «сосулек»: все они обломаны «любознательными» посетителями — сталактиты и сталагмиты сохранились там лишь в виде «корок». Несколько лет назад в Азишской пещере близ турбазы «Лагонаки» нам пришлось наблюдать азартных охотников за сталактитами.

Защита дикой природы, ее ландшафтов, памятников— боевая и неотложная задача каждого из нас, потому что природа — это дом, в котором мы живем.

Памятники природы должны быть выявлены, учтены, инвентаризованы. В этом деле должны принять участие подразделения Всероссийского общества охраны природы, Географического общества СССР, краевой совет по туризму и экскурсиям, все туристские клубы края, участники геологических, биологических и других экспедиций. Помочь могут школьные группы туристов и краеведов.

Необходима срочная организация защиты памятников природы, в особенности тех, которые расположены в зоне походов выходного дня. Панорамные вершины, а также начала подъема к ним, водопады, скалы должны быть снабжены хорошо оформленными аншлагами с квалифицированно составленными, содержательными описаниями. Эта работа также могла бы быть выполнена туристскими коллективами, возглавляемыми опытными краеведами.

В 1963 году был принят Закон об охране природы в СССР, по которому защита уникальных памятников природы была отнесена к компетенции местных Советов. Однако не везде еще приняты надлежащие меры: многие памятники природы все еще остаются беспризорными. На одной из краевых конференций географов Кубани отмечалась целесообразность закрепления уникальных объектов по территориальному признаку за определенными организациями (турбазами, лесхозами, колхозами, совхозами, охотничьими хозяйствами и т. д.).

Надо создать нетерпимую обстановку вокруг тех, кто халатно относится к охране природы, оскверняет или разрушает ее.

Природа — наше богатство, она содержит не только материальные, но и духовные, эстетические ценности. Защитить, отстоять их можно, лишь пустив в ход весь арсенал пропагандистских и иных воспитательных средств.

* * *

Не только красотами природы и обилием ее уникальных памятников славится долина Афипса. Каждое ущелье здесь овеяно славой борьбы советских людей против поработителей-фашистов. В долине Афипса выше Первых Волчьих ворот базировались два партизанских отряда — «Овод» и имени братьев Игнатовых. В верховьях Убина, у подножия горы Пшада, размещалась база партизанского отряда «Мститель». Его бойцы Алексей Авдеев, Анатолий Головченко и Леонид Коперсак пустили под откос два вражеских эшелона. Тропа, которой туристы уходят отсюда через Холодный родник к морю, была известна в годы войны под названием «тропа жизни».. По ней подвозили к фронту, в район Убинки, боеприпасы и вывозили на Черноморское побережье раненых. Был в этих местах и партизанский госпиталь — в глухой долине Красного ручья, отрезанной от остального мира с трех сторон горными хребтами, а с четвертой — лабиринтом порогов и валунов в низовьях этого афипского притока.

На лесистом водоразделе верховий Шебша и Безепса располагалась стоянка партизанского отряда «Степной». Он был создан в Павловском районе Краснодарского края и с боями дошел до этих мест. Извилистые, запутанные, поросшие лесом горные хребты в верховьях рек афинского бассейна были в суровые годы Великой Отечественной войны родным домом для отважных партизан.

Не удивительно, что известность этого района ширится год от года, привлекая внимание не только жителей нашего края, но и туристов со всех концов страны. Об этом наглядно свидетельствует открывшийся 9 мая 1975 года новый всесоюзный плановый туристский пешеходный маршрут «По партизанским местам Кубани», проходящий мимо большинства из перечисленных выше памятников войны.

Верховья рек Афипса, Убина и Шебша на протяжении 15—25 км не заселены, как и во времена народных мстителей. Но по среднему и нижнему течению этих рек густо расположены населенные пункты. Это — поселок Планческая Щель, станицы Крепостная и Смоленская, рабочий поселок Афипский на Афипсе, станицы Убинская, Азовская и Северская на реке Убин, села Шабановское и Тхамаха, станицы Ставропольская, Григорьевская и Новодмитриевская на Шебше.

 

8144416749721001.html
8144457388471293.html
8144566064167715.html
8144667543047091.html
8144763389909427.html